12.13.2013

По поводу событий в Кордове и других провинциях Аргентины

3 декабря в аргентинском городе Кордова вспыхнули волнения. На фоне забастовки полицейских бедняки бросились экспроприировать продукты и другие товары в супермаркетах. В ходе происшедших столкновений 2 человека погибли, 100 были ранены и десятки арестованы. Такие же бунты прокатились по другим городам страны, включая Неукен. В этой связи межпрофессиональное общество сопротивления Неукена, входящее в FORA (секцию М.А.Т.), выпустило следующее заявление:

Народная организация самообороны должна основываться на принципе солидарности и взаимопомощи, а не на военной или полицейской дисциплине. Когда мы говорим о борьбе с репрессивным аппаратом, мы имеем в виду борьбу с ним всем, независимо от того, в чьих руках он находится – буржуазии или левых партий. Поэтому мы в принципе отвергаем принцип командования, который пронизывает это учреждение, и его преступную функцию по сохранению статус-кво вертикальной структуры, именуемой государством, которое, как иерархическая система социально-экономической организации, является пространством, порождающим социальные классы, что всегда приводит ко всем видам неравенства.


Опираясь на наш либертарный дух, мы выступаем против существования правительств, хозяев и армий и считаем возможным создание общества без социального расслоения и угнетения. Но для этой цели необходима организация народа через рабочее движение и построение такой этики и культуры, которые будут укреплять сопереживание, братство, уважение, солидарность и взаимопомощь между людьми. Только так, создавая общество, более высокое в духовном и этическом отношении, возможно заменить лучшими условиями те ныне существующие формы обеспечения безопасности, которые основаны на дисциплине, контроле, принуждении, репрессии, убийстве, наказании и всем человеческом зле, что превращает людей в волков по отношению к другим людям.

То, что произошло в Кордобе и других провинциях, включая нашу, демонстрирует, как с исчезновением с социальной сцены полиции, полностью прекратившей свою деятельность в результате забастовки, лишь со всей очевидностью становится ясно то, что скрывают или искажают буржуазные СМИ. Это реальность, четким образом расколотая на противостоящие друг другу социальные классы. В отсутствии полиции, которая на протяжении нескольких часов не выполняла свою функцию прямо или косвенно сдерживать народное недовольство, порожденное нищетой, наиболее униженные слои бросились грабить крупные продовольственные торговые центры – супермаркеты, находящиеся в собственности предпринимательских классов. При этом оппортунизм некоторых грабителей и смятение среднего класса привели, в конечном счете, к прямому столкновению между различными секторами общества.

Однако народ, у которого в большинстве своем отсутствует освободительная цель, а к идейной пустоте прибавляется недостаток единства и солидарности, пережил эти моменты всего лишь как войну "всех против всех", и больше ничего.

Тем не менее, все это должно помочь нам выработать более углубленную социальную критику и не впадать в разглагольствования СМИ, которые занялись тем, что набросились на массы в очередной попытке заклеймить бедность и объявить ее преступной.

Это не было восстанием и уж тем более революцией, и не было аналогом 2001 года. Но оно показало, что народе явно испытывает нужду, и что бедность и голод сильны. Эта волна грабежей в Кордобе не была делом рук "злонамеренных" людей, которые хотели причинить ущерб ради ущерба. Причины социальных взрывов – не там, где нам, где нам указывает телевидение, которое мы смотрим. Происхождение столь долго копившихся гнева и нужды, которые иногда взрываются, хотя и направляются в удобное русло, следует искать в самом обществе, в его функционировании, экономических и политических структурах.

Рыночная экономика порождает общество, разделенное на богатых и бедных, где первые живут за счет усилий вторых и имеют то, в чем отказано этим вторым (то есть, бедным). При отсутствии полиции следует ожидать лишь неминуемого прямого столкновения между классами, которые в большинстве случаев просто презирают друг друга. И, тем не менее, при всех нюансах, которые могут учитываться при интерпретации событий, это были все-таки столкновения. И, что характерно, хотя это были столкновения между социальными классами, почти никто из них не осознавал себя, за исключением наиболее богатых групп, которые испугались за свои прибыли и прекрасно сознают занимаемое ими господствующее место. Но наиболее обездоленные слои, по всему Аргентинскому региону все еще лишенные сформировавшегося классового сознания и идейной позиции, всего лишь переживали этот момент как возможность получить то, на что их науськивало телевидение, но чего им не давала иметь конкретная реальность.

Тот факт, что бедняки бросились грабить супермаркеты, объясняется не тем, что государство не выполняло свои репрессивные функции. Это был лишь детонатор для взрыва чего-то куда более глубокого, что порождается нищетой и плохими условиями жизни трудового народа и наиболее бедных и выброшенных на обочину слоев общества по вине системы, которая эксплуатирует, ожесточает, отчуждает нас, натравливает друг на друга и дезинформирует с тем, чтобы дезориентировать нас, не давая таким образом увидеть настоящих виновников наших бед.

Со своей стороны, одна из партий, входящих в "Левый фронт трудящихся" (FIT), "Партия социалистических трудящихся" (PTS) вместо того, чтобы призвать народ к организации для строительства нового общества свободных и равных, предпочла содействовать формированию того, что она назвала "рабочей полицией" – учреждению, идентичному буржуазной полиции, но с другой окраской. Таков ее рецепт общественного строя: построение нового вертикального государства и нового репрессивного аппарата, формируемого, поскольку нет надежды сохранить контроль над государством в своих руках. Тем самым левые в очередной раз демонстрируют все то же, что знакомо нам на протяжении истории. Это все те же, кто под именем диктаторов или демократов всегда поддерживали необходимость крайне милитаризованной и централизованной власти и железных законов с тем, чтобы навязать свои доктрины и дисциплину населения под опекой их политических лидеров.

Другие тенденции левых и вертикальных профсоюзов доходят до поддержки протеста полицейских как легитимного. Они путают и замалчивают тот факт, что полиция НЕ является частью трудового народа, но стоит и всегда будет стоять на стороне правящих и предпринимательских каст, выступая в роли палачей народа. Подавлять, убивать, бросать за решетку – это не занятие для трудящегося человека, и полицейский не имеет ничего общего с производителями, которые поддерживают существование общества, его экономических основ, наиболее необходимых и полезных для всех.

Этот бунт приоткрывает ложь : ни профессионализация, ни демократизация сил репрессий не гарантирует социальный мир. Репрессии более чем когда либо служат выражением монополии государства на насилие в обществе, основанном на классовых привилегиях.

Мы стремимся к более достойному и свободному миру и потому целиком против любой полиции и любой формы правительства. Решение не в этом. Мы, трудящиеся, порабощены этой системой, но, несмотря на это, мы те, кто мы есть: мы – трудящиеся, которые стремятся к своему освобождению. Мы – не солдаты, не полицейские, не политики, не профбоссы и не авангарды. Мы хотим общества свободных и равных, а не полицейских, солдат, правительств, хозяев, лидеров и наемных охранников. И поэтому мы стремимся привести наши непосредственные действия в соответствие с нашими целями. Мы стремимся быть всегда последовательными в наших принципах, средствах и целях. И, как трудящиеся, мы организуемся для того, чтобы уничтожить нынешние условия, на которые нас обрекли. Поэтому мы заявляем:

Безопасность, народная самооборона и организованные народные действия с прицелом на революцию и освобождение будут делом самих трудящихся, организованных на основе солидарности и взаимопомощи. Мы не следуем принципу военного повиновения, не делали этого и никогда не будем делать.

Мы целиком и полностью отвергаем любую форму солидарности с одним из функциональных институтов системы угнетения и эксплутации, каковым является полиция, – институтов, совершивших и совершающих столько преступлений против трудового народа.

Точно так же мы не объявляем преступностью бедность и не клеймим социальные группы, как это делают некоторые группы правых и левых, которые объявляют себя "народными", но содействуют формированию "рабочей" полиции или самоорганизованных ударных групп для борьбы с тем, что они уничижительно называют "группами люмпенов". Дискриминация наиболее обездоленных и маргинализированных социальных классов, обрекаемых самой системой на невежество или безработицу, может лишь привести к еще большему расколу в народе. Поэтому мы выступаем против любой формы социальной иерархии, идут ли эти попытки социального вертикализма от буржуазии или мнимых групп левых. Наша позиция ясна: Мы не поддерживаем никакого социального разделения, заданного культурным уровнем или уровнем бедности людей. Мы хотим как можно более широкого культурного и идейного развития народа через рабочие организации с освободительными целями.

Чтобы избежать новых столкновений внутри трудового народа в будущем и чтобы продолжать борьбу с политико-предпринимательской эксплуатацией, укрепим антиавторитарные рабочие организации, укрепим наш разум против угнетающей нас власти. На это всегда нацелены наши организационные усилия, исходящие из солидарности и равенства. Будем строить то общество, которого мы хотим: общество без угнетателей и социальных различий, где никому не отказано в хлебе и воле.

Нет войне между народами, нет миру между классами!

Межпрофессиональное общество сопротивления Неукена FORA-AIT

aitrus.info

No comments:

Post a comment